Закрыть окно

От кризиса и борьбы с бедностью пострадал средний класс.

Аналитика

От кризиса и борьбы с бедностью пострадал средний класс.

Опубликовано: 11.01.2011


 Предварительные замечания

• В качестве основных источников информации для написания настоящей статьи были использованы данные Федеральной службы государственной статистики (ФСГС), исследования автора на протяжении последних 15 лет, данные исследовательских проектов: «Стиль жизни среднего класса» (журнал «Эксперт» - Monitoring.ru, 2001 – 2005), «Социальная стратификация» (ИнОП - ROMIR-Momоtiring, 2004), «Резерв развития среднего класса» (ИнОП – Исследовательский холдинг Romir, 2009).

 • Оценки численности и описание поведения среднего класса будут даваться исходя из сугубо экономического подхода к определению социальной принадлежности – денежного дохода в расчете на одного члена семьи. Для 2008-го года условные границы дохода «нижнего среднего» класса составляли 13,5-22,5 тысяч рублей в месяц на одного члена семьи, «верхнего среднего» - 22,5-54 тысячи. Для 2009-го года аналогичные границы - 15-25 и 25-60 тысяч рублей в месяц на каждого члена семьи. В 2010-м году по моей оценке будут составлять 16,5 – 27,5 и 27,5 – 66 тысяч рублей в месяц на каждого члена семьи, соответственно.

• Говоря о семье, домохозяйстве среднего класса мы будем иметь в виду условную семью, состоящую из 3-4 человек. Для распространения рассуждений на семьи, состоящие из 1-2 и 5-6 человек необходимо использовать специальные коэффициенты, чего формат и объем статьи в деловом журнале не позволяет сделать.

 • Средние показатели по России в целом очень близки к средним показателям в крупных городах типа Челябинска или Кемерово. В Москве уровень жизни и потребления выше на 50-70%. В средних и небольших городах – ниже на 20-35%.

• Изменения в структуре потребительских расходов больших социальных групп происходят крайне медленно. На временном интервале в 1-2 года значимыми являются изменения в 1-2 процентных пункта.

• Сейчас уже вполне очевидно, что основным, если не вообще - единственным драйвером пост- кризисного развития экономик ведущих стран мира будет внутреннее потребление. Это утверждение справедливо даже по отношению к Китаю. В полной мере это же относится и к России. Отношение чистого экспорта к ВВП, составлявшее почти 20% в начале первого десятилетия ХХ1-го века, к концу десятилетия сократилось до немногим более 10%. Конечное потребление домохозяйств в этот же период возросло с 50 до более чем 60% Валового Внутреннего продукта. Более половины внутреннего потребления приходится на долю «широкого» среднего класса.


Доходы выросли, но - не у всех

Совокупные доходы населения России в 2009-м году составили, по предварительной оценке около 27500 миллиардов рублей. Это номинально на 7% больше, чем в 2008-м году. Примерно в такой же степени выросла номинальная средняя заработная плата, которая в третьем квартале 2009-го составила в целом по стране 18600 рублей в месяц, против 17600 рублей годом ранее. Скорректированные на 10%-ную инфляцию потребительских цен показатели дают снижение реальных доходов в среднем на 3% за год. Но, это в среднем, и - в целом по стране. В 2010-м году номинальные доходы возрастут еще на 8-10%, и достигнут 30 триллионов рублей. При условно стабильном курсе национальной валюты это может быть около одного триллиона долларов. Средняя заработная плата в целом по стране (и в промышленности) составит около 20 тысяч рублей в месяц. Если потребительскую инфляцию удастся удержать в рамках 7-8% за год, то рост реальных доходов составит 1-2,5%. Не густо, особенно по сравнению с 10-13% ежегодного роста в 2001-2007-м годах, но все же лучше прошлогоднего снижения на 3%.


Диаграмма 1. Социальная динамика 2008-2010. Доли доходных групп в общей численности населения России. %. Расчеты автора на основе данных ФСГС и упомянутых выше исследований.


Диаграмма 2. Доли доходных групп в общем объеме совокупных доходов и потребления населения России. %. Расчеты автора на основе данных ФСГС и упомянутых выше исследований.


Впервые за очень много лет (за 25-30, если не за все 40-50) мы наблюдаем разнонаправленную динамику по большим социальным группам. Начнем с приятной новости. Доходы наименее защищенных слоев населения – пенсионеров и бюджетников в 2009-м году номинально выросли на 25%, существенно обогнав рост потребительских цен. Конечно, пенсия в 5500 рублей в месяц (средний показатель по стране в ноябре 2009-го года) остается унизительно маленькой, но все таки - она стала ровно на четверть больше, чем год назад. Что позволило нескольким миллионам человек переместиться из зоны откровенной нищеты (ниже прожиточного минимума) в зону крайней бедности. Впервые за десятилетие прервалась и обратилась вспять крайне неприятная тенденция снижения отношения средней пенсии к средней заработной плате. В середине 80-х годов прошлого века средняя пенсия составляла 36% от средней заработной платы, в середине 90-х – 39%. В 2005-м году – 27,5%. В 2007-м году, на пике экономического бума, средняя пенсия составляла лишь 23% от средней заработной платы. К концу 2009-го года соотношение составило 29,5%. В 2010-м году есть реальные шансы довести это соотношение до 33-35%. Если среднюю пенсию удастся поднять до 6,5 – 7 тысяч рублей в месяц.

Общее количество «бедных» и «очень бедных» сократилось примерно на 10% и к концу 2009-го года составляет примерно 60 млн. человек. Очень много, но все же - примерно на 6 млн. человек меньше, чем было летом 2008-го года. Есть очень хорошие шансы на то, что и в 2010-м году количество бедных продолжит снижаться, и к концу года составит около 40% от общей численности населения России. См. диаграмму 1

. А вот доля бедных в совокупных доходах и расходах практически не изменится – см. диаграмму 2. На них, по-прежнему, будет приходиться около шестой части «национального пирога». В абсолютных цифрах это составит около пяти триллионов рублей номинальных доходов и около 4,5 триллионов – расходов. На долю «самых бедных» придется лишь тридцатая часть общих доходов – около одного триллиона рублей.

 Промежуточная группа, в исследовании «Стиль жизни среднего класса» ее называли – «кандидаты в средний класс», которую формируют граждане, чьи доходы превышают уровень прожиточного минимума в 2-3 раза, напротив – за год выросла примерно на 10% и теперь составляет около 31-32 млн. человек. Средние доходы представителей этой группы за год возросли в номинальном выражении на 9% - т.е. как раз на величину потребительской инфляции. В 2010-м году эта группа имеет неплохие шансы на то, чтобы и возрасти количественно – до 40 млн. человек или 28% от населения страны; и увеличить свои доходы на 10-15% в номинальном или 4-5% в реальном выражении. Эти шансы опираются на тот факт, что группа эта формируется в значительной степени семьями квалифицированных рабочих и служащих. А спрос на квалифицированный и относительно недорогой труд (20-30 тысяч рублей в месяц) неизбежно будет возрастать, даже в условиях незначительного экономического роста (1,5-3%), ожидающегося в 2010-м году.

К тому же группа «кандидатов» отчасти пополнится теми представителями «нижнего среднего» класса, которым не удастся удержаться в своей социальной группе. Доля группы в совокупном доходе населения за два года возрастет в 1,5 раза (при росте численности группы на 40%) – см. диаграммы 1 и 2; и в 2010-м году составит около 6,5 триллионов рублей. На долю группы «кандидатов» придется около 5,5 триллионов рублей совокупных потребительских расходов в 2010-м году.

И здесь нельзя не остановиться на одной существенной проблеме. То ли в силу снобизма, толи по недомыслию многие российские производители товаров и услуг напрочь игнорируют эту большую и достаточно платежеспособную группу потребителей. Ориентируя свою продукцию либо на относительно малочисленную группу обеспеченных представителей верхнего среднего класса, либо на бедных, ошибочно считая эту группу самой многочисленной. А между тем, если еще в 2008-м году группа «кандидатов» была примерно в 1,5 раза меньше группы «бедных», то уже в 2010-м году численность этих социальных групп может практически сравняться – см. диаграмму 1. При этом совокупная платежеспособность группы «кандидатов» будет в 1,5 выше, чем группы «бедных».

 «Нижний средний класс» - граждане, чьи доходы превышают прожиточный минимум в 3-5 раз, за год вырос на 12-13%, до 32 млн. человек. А вот номинальные доходы у представителей этой группы выросли всего на 5-6%, немного проиграв инфляции. Т.е. у представителей этой группы произошло снижение реальных доходов на 3-4%. Как раз среднее значение по стране. В 2010-м году представителей этой группы (менеджеры нижнего и среднего звена, квалифицированные специалисты) ожидает борьба за сохранение уровня жизни и рост номинальных доходов на 10-11%, при некотором сокращении общей численности группы. В результате около трех миллионов человек (миллион семей) переместится в группу «кандидатов». На долю группы, по-прежнему, будет приходиться около четверти совокупных доходов и расходов населения России. 7-8 триллионов рублей номинальных доходов и 5,5-6 триллионов потребительских расходов за год. По 40-60 тысяч рублей в месяц на одну семью, домохозяйство.

Но сильнее всего от кризиса пострадал «верхний средний класс» - граждане с доходами, превышающими прожиточный минимум в 5-12 раз. Сократились и средние номинальные доходы представителей этой группы. Где-то на 5-6%, в рублях. А реальные – так на все 13-15%. И численность группы снизилась на 8-9%, до 15-16 миллионов человек. Это не удивительно, ведь многие представители этой социальной группы (ведущие специалисты, менеджеры среднего и высшего звена, предприниматели) до кризиса получали бонусы и доходы, прямо или косвенно зависящие от объемов реализации или результатов хозяйственной деятельности предприятий, на которых они трудились.

В 2010-м году верхний средний класс ожидает дальнейшее количественное сокращение. До уровня в 14-14,5 млн. человек (пять миллионов семей). За счет перехода каждого десятого представителя группы в нижнюю часть среднего класса. А вот номинальные доходы, скорее всего, восстановятся на уровне 2008-го года, т.е. возрастут на 7-8%. Реальные доходы, скорректированные на потребительскую инфляцию, останутся на уровне 2009-го года. Доля верхнего среднего класса в совокупных доходах и расходах населения России в 2010-м году снизится по сравнению с 2008-м годом на четверть (8 процентных пунктов) – см. диаграмму 2. До 22% от совокупных показателей. Агрегированные показатели группы будут примерно такими же, как у группы «кандидатов». При том, что общая численность «верхних средних» будет почти в три раза меньше, чем «кандидатов». Верхний средний класс будет продолжать потреблять в режиме жесткой экономии, что негативно скажется на динамике тех рынков, которые традиционно были ориентированы исключительно или в значительной степени на эту группу. Речь, прежде всего, идет о рынках: жилья, новых автомобилей, зарубежного туризма, образовательных услуг, дорогой бытовой техники, индустрии развлечений. Предприятиям из указанных секторов стоит задуматься на тему расширения базы своих потребителей за счет нижнего среднего класса, и даже группы «кандидатов». Но, для этого необходимо освободиться из плена иллюзий и мифов, беспристрастно изучить новые сегменты своих потенциальных потребителей и сформировать адекватное их финансовым возможностям предложение.

 Налоги, взносы и обязательные платежи снижают номинальные денежные доходы населения России примерно на 10% и переводят номинальные доходы - в располагаемые. Сбережения, включая чистые покупки иностранной валюты, составляют около 13-15% от номинальных доходов. Все остальное – потребительские расходы. В 2009-м году они превысили 20 триллионов рублей. В 2010-м году могут составить около 22,5-23 триллионов. В среднем потребительские расходы в 2009-м году составляли 12 тысяч рублей в месяц на душу российского населения.


Экономить удается не на всем

За первый год экономического кризиса в структуре расходов россиян произошли весьма значительные изменения – см. диаграммы 3 и 4. Во-первых, существенно сократилась доля расходов на приобретение товаров длительного пользования. Так, расходы на приобретение новых автомобилей в рублях сократились на 45%, а в долларах – в 2,5 раза. В натуральном выражении (штуках) снижение рынка автомобилей было ровно двукратным. Если в 2008-м году на приобретение новых автомобилей россияне потратили более 8% от общего объема своих совокупных расходов, то в 2009-м году – менее 5%. Структура продаж несколько оздоровилась. Если в 2008-м году более половины рынка в натуральном выражении и 65% в стоимостном приходилась на долю дорогих автомобилей; а сегмент «народного автомобиля» не превышал 20% в натуральном выражении. Что, в общем то, свидетельствовало не только о перегретости, но и о крайней степени искаженности рынка. То в 2009-м году на долю дорогих автомобилей пришлось около 40%, а «народных» - около 30% от совокупных продаж. Можно ожидать, что в 2010-м году структура предложения на рынке новых автомобилей продолжит выправляться. А вот на бурное восстановление объемов продаж рассчитывать не стоит. 5% от совокупных расходов на покупку новых автомобилей – это скорее верхний предел. Американцы на приобретение новых автомобилей в прошлом году потратили около 3% от общей величины потребительских расходов в США, европейцы – около 4% от своих потребительских расходов.

В минувшем году завершился «великий потребительский переход» на рынке одежды и обуви. Если в 90-е году прошлого века на эти цели тратилось 13-15% от семейного бюджета, а в семьях среднего класса – 10-12%; то в период большого экономического подъема параллельно с ростом номинальных расходов (во всех валютах) мы наблюдали постепенное снижение доли расходов. В 2009-м году доля расходов на одежду и обувь снизилась сразу на 1,5 процентных пункта - с 8% до 6,5%. Сегодня россияне стали тратить на одежду и обувь такую же долю от общего объема расходов, как и англичане, американцы, французы. Кризис заставил резко сменить модель потребительского поведения. Если до лета 2008-го года многие семьи невысокого достатка позволяли себе следовать за верхним средним классом: приобретать одежду перед началом сезона, «баловаться» шопингом, как способом психологической разгрузки и т.д. То в 2009-м уже верхний средний класс стал относиться к приобретению одежды и обуви значительно строже: дожидаться завершения сезона и распродаж, искать лучшую цену в интернете, требовать скидок, не гнушаться конфискатом и т.д. Дальнейшее снижение доли расходов на одежду и обувь маловероятно. Уже в 2010-м году можно ожидать возобновления роста рынка хотя бы в объеме роста номинальных доходов населения. А возможно – и опережающими темпами. Ведь необходимые покупки, отложенные в 2009-м, не могут ждать решительного улучшения деловой конъюнктуры еще 2-3 года. К тому же в отличии от рынка новых автомобилей рынок одежды и обуви не был перегрет даже в 2007-м или 2008-м году. Например, новая пара обуви в 2007-м году приобреталась по цене в среднем в 1150 рублей (46 долларов), носилась 3-4 сезона; а в гардеробе взрослого россиянина было в среднем 8-12 пар обуви.


 Диаграмма 3. Структура потребительских расходов российской семьи в 2008-м году. В % от общих расходов. Расчеты автора.

 Диаграмма 4. Структура потребительских расходов российской семьи в 2009-м году. В % от общих расходов. Расчеты автора.


Продажи бытовой техники в 2009-м году сократились в натуральном выражении на 25-30%, по сравнению с 2008-м годом. Расходы россиян на бытовую и компьютерную технику, включая мобильные телефоны снизились примерно на четверть в рублях, а в долларах – почти на 40%. Доля расходов в семейном бюджете сократилась 4,5% до 3,5%. Наиболее показательная и прозрачная ситуация на рынке мобильных телефонов. По данным одного из ведущих аналитиков этого рынка Владимира Богданова общий объем продаж телефонов сократился в 2009-м году на 25% - с 36 до 27 млн. штук. Средняя цена осталась на уровне 2008-го года – около 5000 рублей. Совокупный объем рынка снизился со 180 до 135 млрд. рублей. Доля телефонов приобретаемых в кредит (а в кредит в 2007-2008-м годах приобретались аппараты в среднем в два раза более дорогие, чем «за наличные») сократилась с 25 до 10% в натуральном выражении. Если до кризиса у значимой части потребителей (молодые, обеспеченные) в качестве ключевого мотива смены аппарата выступали соображения престижа и моды, то в 2009-м году основным мотивом приобретения нового мобильника стал физический износ или утрата старого. С этим обстоятельством, кстати, связаны надежды на восстановление рынка. В 2010-м году свой физический ресурс исчерпают более 40 млн. аппаратов приобретенных в 2005-2006 гг. Какой-то части из них, наверное, удастся продлить срок службы с помощью ремонта или замены отдельных элементов; но большинство потребителей все же предпочтет приобрести новый. Продажи, скорее всего, опять превысят 30 млн. штук за год.

А вот доля расходов на приобретение продуктов питания в 2009-м году существенно возросла и составила 33% от общих потребительских расходов средней семьи – см. диаграмму 4. Таким образом, была прервана многолетняя тенденция снижения доли расходов на продукты питания на 1 процентный пункт в год, наблюдавшаяся с начала десятилетия. Возрос и номинальный объем расходов. Примерно на 12-13% за год. При этом по данным ФСГС рост цен на продукты питания не превысил 10%. А по данным опросов населения (Комкон, ГфК-Русь, Левада-Центр), чуть ли не половина участников этих исследований заявляли, что с началом кризиса им пришлось экономить на покупке продуктов питания, и снижая объемы потребления, и переключаясь на более «экономичные» продукты. Казалось бы - в этих условиях объемы реализации на рынках продуктов питания должны были бы снизиться, или – как минимум не возрасти. Здесь мы имеем очередного проявление известного парадокса, согласно которому при опросе участники заявляют о том, что они «намерены делать», а вовсе не о том, что они на самом деле делали. А вот по данным потребительской панели SCIF (исследовательский холдинг Ромир) потребительские расходы жителей крупных городов на приобретение продуктов питания и товаров повседневного спроса в 2009-м году выросли на 25% по сравнению с 2008-м годом. Данные получены не опросным путем, а повторным сканированием штрих-кодов реальных покупок. В реальности, скорее всего, имела место и более высокая инфляция на рынке продуктов питания – как раз те самые 12-13%, и разнонаправленные переключения. Конечно, часть потребителей была вынуждена и сократить натуральное потребление отдельных продуктов и переключиться на более экономичные варианты. Например – заменив питьевой йогурт на обычный кефир. Но другая часть потребителей – и увеличила объемы домашнего потребления продуктов питания и переключилась на более дорогие продукты. В первом случае речь идет о верхнем среднем классе, который был вынужден сократить свои расходы на питание вне дома - в ресторанах средней ценовой группы, компенсировав это увеличением домашнего потребления. Понятно дело – не самых дешевых продуктов. Во втором случае - о нижнем среднем классе и «кандидатах», которые потеряли возможность использовать одежный шопинг в качестве способа психологической разгрузки; и стали в этом качестве использовать продуктовый шопинг. Т.е. если в 2008-м потребители «баловали» себя новой кофточкой или туфлями, то в 2009-м конфетами и мясными деликатесами. Ну, а о том, что в кризисы растет потребление шоколада известно еще со времен Великой Депрессии в США.

Доля расходов на алкоголь не изменилась. Как было – около 6% совокупных расходов, так и осталось. Рост цен был практически полностью компенсирован переключением российских потребителей на более экономичные напитки. Но и здесь не все так просто. За год выросло, причем весьма значительно – почти на 40% потребление коньяка – далеко не самого дешевого крепкого алкогольного напитка. Этот рост с лихвой компенсировал снижение продаж виски, рома и текилы вместе взятых. Рост, конечно, полностью пришелся на счет «экономичного» сегмента. Но мы же понимаем, что «экономичный» сегмент в коньяке в деньгах (в расчете на бутылку объемом 0,5 литра) примерно эквивалентен «супер- премиальному» на рынке водки.

 Возросли и расходы и доля в общих тратах домохозяйства на приобретение непродовольственных товаров повседневного спроса. Тон здесь задавали, прежде всего, расходы на приобретение фармацевтических препаратов, парфюмерии и косметики, выросшие за год на 20%. Россияне, ставшие больше времени проводить дома – это касается в основном представителей среднего класса, стали и больше тратить на товары для дома. Снижение расходов произошло только по статье «бензин», который в 2009-м году стоил в среднем на 12-15% дешевле, чем в 2008-м году.

Доля услуг в общих расходах российской семьи возросла до 28% - см. диаграмму 4. На 15% выросли коммунальные платежи. Снизить потребление этих услуг подавляющее большинство семей не в состоянии. Подорожали и услуги транспорта (городского – на 15-25%) и связи. Рост тарифов лишь отчасти был компенсирован «оптимизацией». В большей мере это относится к услугам связи.

 Снижение внешнего туристического потока (на 25-30%) было практически полностью компенсировано ростом внутреннего туризма. В 2010-м году рост доли расходов, связанных с оплатой услуг, скорее всего, продолжится. По итогам года доля услуг может возрасти до 30% от совокупных расходов.


Сбережения

 К началу острой фазы кризиса совокупные сбережения россиян составляли порядка девяти триллионов рублей, или около 360-370 млрд. в пересчете на доллары США. Две трети от общего объема сбережений хранились на депозитных счетах в банках. Из них – более 85% (семь восьмых) – на счетах, номинированных в российских рублях – см. диаграмму 5.


 Диаграмма 5. Структура сбережений населения России. 1.10. 2008-го. В % от общих сбережений. Данные – ЦБ, ФСГС; Расчеты автора.

Диаграмма 6. Структура сбережений населения России. 1.10. 2009-го. В % от общих сбережений. Данные – ЦБ, ФСГС; Расчеты автора.

В 4-м квартале 2008-го года с рублевых счетов было снято около триллиона рублей. Часть этих средств была конвертирована в доллары и евро, часть – была потрачена, и таким образом был смягчен эффект от снижения, а вернее сказать «недополучения» доходов зимой 2008-2009-го. Часть наличных рублей (около полу-триллиона) также была конвертирована в доллары и евро. К началу последнего квартала 2009-го года общий объем внутренних сбережений населения России составил порядка 10 триллионов рублей, или около 335-345 млрд. в пересчете на доллары США. По-прежнему, две трети сбережений – банковские депозиты. Но доля рублевых сократилась до 70% от общего объема депозитов – см. диаграмму 6.

Средний размер сбережений российской семьи составляет около 200 тысяч рублей. Что соответствует примерно 40% годового дохода семьи, домохозяйства. Но, эта цифра весьма условная. Судить о распределении сбережений можно лишь весьма приблизительно. По понятным причинам эта тема является очень «щекотливой» для ее изучения в рамках стандартных маркетинговых и социологических исследований. Со всей определенностью можно сделать два суждения:

1. От 35 до 45% российских семей не имеют сбережений вовсе.

2. Распределяются сбережения значительно более неравномерно, чем доходы и потребление.


По косвенным данным можно сделать следующие приблизительные оценки:

 • Около 40% семей российских не имеют сбережений. К этой группе относятся как бедные семьи, которые вообще не в состоянии делать какие-либо сбережения, так и семьи среднего класса, которые потратили свои сбережения на приобретение автомобиля или недвижимости.

• Около 35% семей имеют небольшие сбережения, в пределах от 20 до 100 тысяч рублей. Совокупный объем сбережений этой группы семей составляет около триллиона рублей или 10% от общего объема сбережений россиян. Основу этой группы составляют бедные семьи, семьи группы «кандидатов» и нижнего среднего класса, находящиеся в начале нового сберегательного цикла.

• Около 15% домохозяйств имеют сбережения в пределах от 100 до 500 тысяч рублей. А все вместе – около двух триллионов рублей или 20% всех сбережений. Семьи этой группы достаточно уверенно можно отнести к среднему классу.

 • Около 6% семей имеют сбережения от 500 тысяч до миллиона рублей. Доля этих семей в общих сбережениях также составляет около 20%. Это семьи преимущественно верхнего среднего класса.

• Около 2,5% семей владеют сбережениями в размере от одного до трех миллионов рублей. Совокупно – около 2,5 триллионов. На их долю приходится четверть всех сбережений населения страны. Это только семьи верхнего среднего класса.

• Около 1% от всех семей (самые обеспеченные) имеют более трех млн. рублей сбережений. Совокупно – около 2,5 триллионов рублей. Четверть всех сбережений.


Мы говорим только о денежных сбережениях, находящихся в России. Распределение сбережений по группам домохозяйств – см. диаграмму 7.


Диаграмма 7. Доля домохозяйств в совокупных сбережениях населения России. 2009-й год. Экспертная оценка автора. %

 Основными целями («для чего», «на что») сбережений семей среднего класса являются:

• Улучшение жилищных условий: ремонт в квартире, установка новых дверей и окон, строительство дачи, загородного дома, обмен квартиры на большую с доплатой, покупка готово дома. Мотив не зависит от возраста. Уровень дохода положительно влияет только на долю тех, кто планирует приобретение готового загородного дома.

 • Отдых, поездки, путешествия, спорт и хобби. Одинаково важно во всех возрастных группах. Среди тех у кого высокий доход доля заявляющих этот мотив в два раза выше, чем среди тех у кого он относительно небольшой.

• Приобретение автомобиля. С возрастом доля этого мотива снижается. С ростом уровня дохода – растет.

• Покупка мебели, крупной бытовой и видеотехники. Наиболее актуально для тех кому от 25 до 40 лет. От уровня дохода не сильно зависит.

• Оплата образования. Своего – у тех, кто моложе 25 лет. Детей – в возрастной группе 31-50 лет. От 25 до 30 лет и после 50 значимость этого мотива снижается. Доход на значимость этого мотива не влияет. • Лечение, укрепление здоровья. В группе «старше 50 лет» входит в первую тройку сберегательных мотивов. От дохода не зависит.

 • Получение доходов в будущем: вложение в собственный бизнес, банковские депозиты, акции, облигации, паевые фонды. Не зависимо от возраста. С ростом уровня дохода доля заявляющих этот мотив немного возрастает.

 • «На всякий случай». Страховой запас. Среди граждан старше 50 лет доля заявляющих этот мотив в два раза выше, чем среди тех кто моложе 30. С ростом уровня дохода значимость этого мотива немного возрастает.


Игорь Березин, советник президента исследовательского холдинга Ромир

Наш адрес: 121087, Москва, ул. Барклая, д. 6, стр. 3
Телефон:+ 7 (495) 988 6081
Электронная почта: info@romir.ru

© 2017
Ромир
Условия использования