Закрыть окно

Итоги. Одиночество в Сити // Имеет ли культурная столица право быть деловой

Пресса о нас

Итоги. Одиночество в Сити // Имеет ли культурная столица право быть деловой

Опубликовано: 23.08.2010

Вопрос об обустройстве в России мирового финансового центра поставлен руководством страны предельно жестко, почти по-гамлетовски — быть или не быть. Сегодня на роль деловой Мекки справедливо претендует Москва. И не только потому, что в городе сосредоточена большая часть административных и финансовых рычагов.В Москве практически возведен современный Сити, который обживают офисы транснациональных корпораций и банков. А вот город на Неве, уже в четырнадцатый раз принимавший мировую бизнес-элиту на Петербургском международном экономическом форуме, об этом пока только мечтает — вокруг концепции питерского делового центра уже который год с треском ломаются копья. Хотя у Санкт-Петербурга есть все шансы для того, чтобы стать одной из главных бизнес-гаваней Европы: удобное расположение, транспортная доступность, инвестиционный потенциал, грамотные кадры. А современной деловой инфраструктуры, такой как в Вене, Берлине, Мадриде, Париже или Лондоне, нет. Попробуем разобраться, почему все эти жемчужины старой Европы, являющиеся неотъемлемой частью мирового культурного наследия, сумели переступить через свои исторические фобии и без особых потерь вписаться в современный деловой ландшафт, а Санкт-Петербург — нет...

На острие дискуссии
Можно ли применить европейский опыт к Санкт-Петербургу? Несомненно. Ведь Питер — абсолютно европейский город. В таком виде он замышлялся еще Петром I. Вопрос лишь в том, в какой именно пропорции приложить принцип европейского урбанизма к уникальной Северной Пальмире.

О практической реализации этой идеи в городе сегодня спорят особенно яростно. И жарче всего — по поводу «Охта-центра». Этот комплекс планируется возвести в Красногвардейском районе на берегу реки Охта, там, где когда-то стояли здания Петрозавода. Теперь тут прозябает депрессивный район со скверным жильем и отсталой транспортной инфраструктурой. Никто из питерцев не спорит, что с умирающей Охтой нужно что-то делать. Единственным камнем преткновения стала 400-метровая высотная отметка спроектированной башни.

Беда в том, что дискуссия ведется в изначально деструктивном ключе: что в бутерброде вкуснее — хлеб или масло? Музейно-культурная функция или офисно-деловая? Хотя ответ известен и понятен — это вкусно лишь тогда, когда одно гармонично сочетается с другим. Но понять и принять этот факт можно лишь посредством культуры консенсуса, которая в нашем менталитете, увы, отсутствует.

Кого больше у идеи «Охта-центра» — сторонников или противников? Скажем так: голоса оппонентов сегодня слышнее. Так уж сложилось, что против строек века у нас, как правило, выступает творческая интеллигенция — в силу своего менталитета, образования и гражданского небезразличия. Ее голос чаще достигает газетных полос и ушей сильных мира сего. Скажем, Олег Басилашвили без обиняков обратился напрямую к Владимиру Путину: «Общее мнение большинства людей, которые имеют какое-то отношение к Петербургу, любят его и знают его историю: в этом месте ставить дом нельзя. Тем более высотой 300—400 метров». Что ж, история помнит случаи, когда отчаянные демарши интеллигенции спасали великие памятники от уничтожения. И та же история знает: даже мудрейшие не могли предвидеть, что будущие поколения совсем иначе оценят объект критики. Только государево «Быть по сему!» дало путевку в жизнь Исаакиевскому собору, ныне ставшему визитной карточкой Питера. А ведь самые прогрессивные люди того времени называли этот проект не иначе как чернильницей. В этой связи вполне понятна и та реплика, которой ответил великому артисту премьер Владимир Путин: «Я даже не говорю, хорошо это или плохо. Я просто говорю, что это в мире везде есть».

Питерцы очень по-разному относятся ко всему новому, в том числе и к высотному строительству в их родном городе. Но было бы ошибкой считать, что сторонники урбанизации в меньшинстве. Согласно недавнему опросу РОМИР, большинство опрошенных горожан заявили, что Санкт-Петербург должен развиваться не только как музейный и туристический центр, но и как современный мегаполис. К примеру, 66 процентов респондентов уверены, что в городе возможно сочетание классики и архитектурных новаций. А 37 процентов горожан положительно относятся к появлению в Питере высотных зданий. Еще 23 процента не имеют негативного отношения к такого рода проектам — вопрос в месте их воплощения.

Что из этого следует? Лишь то, что у оппонентов все еще есть возможность прийти к компромиссу. Скажем, власти Питера, кроме проекта самой охтинской башни, могли бы более широко и убедительно презентовать подробный комплексный план модернизации и развития всей Охты, разработанный по самым современным стандартам и лекалам. Впрочем, не грех было бы смягчить свои позиции и противникам стройки века: положа руку на сердце, район Охты вполне удачное место для Сити.

Столь крупный мегаполис, как Санкт-Петербург, не может и не должен в XXI веке оставаться экономическими задворками Старого Света. Не секрет, что между великими историческими городами Европы идет сейчас жесткая конкуренция — за передовые проекты, технологии, инвестиции. За туриста в конце концов... И если в Питер не придут крупный бизнес и серьезные деньги, рано или поздно город рискует оказаться не только экономическим, но и культурным гетто Европы. Заштатным, разрушающимся, не слишком уютным, сонно грезящим о своем блистательном прошлом.

Наш адрес: 121087, Москва, ул. Барклая, д. 6, стр. 3
Телефон:+ 7 (495) 988 6081
Электронная почта: info@romir.ru

© 2018
Ромир
Условия использования