Закрыть окно

Россияне тратят все меньше и меньше

Исследования

Россияне тратят все меньше и меньше

Опубликовано: 10.03.2015

Хотите получать электронную рассылку?


Потребители второй месяц подряд впрок закупают непродовольственные товары, экономя на продуктах питания 

Повседневные потребительские расходы в феврале 2015 года снизились на 2,5% по сравнению с январем. Такое снижение произошло второй раз за весь период наблюдений. Реальные повседневные расходы, т.е. с учетом инфляции, снизились в феврале на 5%. Такого не было более 15 лет. При этом расходы на покупку продуктов питания снизились на 1,5% в номинальном и на 18,5% в реальном выражении. Потребители продолжают «жесткую оптимизацию» своей продовольственной корзины. А вот расходы на покупку непродовольственных товаров повседневного спроса выросли на 25% в номинальном или на 6-9% в реальном выражении. В ожидании дальнейшего роста цен многие потребители продолжают закупать непродовольственные товары впрок. 

Февраль 2015 года стал первым за полгода месяцем, принесшим хорошие новости с точки зрения макроэкономических индикаторов. Снижение цены на нефть не только прекратилось, но с самого начала месяца нефтяные цены пошли в рост, а к середине февраля стабилизировались на уровне 60 долларов за баррель и уже не опускались ниже 58 до конца месяца. Общее снижение цены на нефть за полугодие составляет теперь 45%, что, конечно, не весело, но все же немного лучше 55-процентного снижения, которые мы наблюдали еще в конце января. И намного лучше, чем это было в период с июля 2008 по февраль 2009, когда цены на главный экспортный ресурс России снизились практически в три раза. 

Паника на валютном рынке прекратилась. Курс рубля по отношению к доллару США перестал падать, даже немного вырос и стабилизировался в диапазоне 61-62,5 рубля за доллар. Это означает, что за год рубль обесценился к доллару немногим менее чем в два раза. А если быть точным - то на те же 45%, на которые снизились цены на нефть. Снижение курса рубля в период с июля 2008 по февраль 2009 (когда нефть подешевела в три раза) было не столь значительным. Тогда курс снизился с 24 до 37 рублей за доллар, т.е. примерно в 1,5 раза (или – на 35%). 

Фондовый индекс РТС (долларовый), достигнув в начале февраля локального минимума в 750 пунктов, быстро пошел в рост и к концу месяца укрепился на отметках выше 900 пунктов. Общее же снижение индекса РТС с июньского (2014 года) пика в 1400 пунктов составило 35%, что не идет ни в какое сравнение с событиями 2008 – 2009 годов, когда биржевой индекс в России за восемь месяцев рухнул почти в пять раз. 

А вот инфляционные процессы сохранили и даже усилили набранную в конце прошлого года инерцию. Если по итогам 2014 года общая потребительская инфляция составила 11,4% (по данным Росстата), а цены на продукты питания выросли в среднем на 15,4%, то только за два первых месяца года общая потребительская инфляция составила более 6%, а цены на продукты питания выросли более чем на 8%. В годовом выражении февральские темпы роста потребительских цен составляют 15-16% годовых, рост цен на продукты питания превышает 20% годовых. Такой высокой инфляции в нашей стране не было более 15 лет. 

Как и предполагали аналитики и непосредственные участники рынков (производители, розница), за краткосрочным декабрьским бумом продаж товаров длительного пользования (автомобили, крупная бытовая техника) последовал более глубокий, чем обычно, сезонный спад. В январе продажи новых легковых автомобилей снизились на 24% по сравнению с продажами в январе 2014. По предварительным данным за февраль снижение продаж может превысить 30%. А по отдельным маркам наблюдается снижение продаж на 50-70%, т.е. в 2-3 раза. Аналогичные цифры называют и продавцы крупной бытовой техники. 

По данным исследовательского холдинга Ромир, полученным на основе панели домашних хозяйств *Romir Household Panel, в феврале 2015 года повседневные потребительские расходы снизились в номинальном выражении на 2,5% по сравнению с январем. Снижение номинальных расходов в феврале к январю наблюдается всего лишь второй раз за весь период наблюдений Ромир. 

Впервые такой феномен был зафиксирован в феврале 2012 года, когда снижение составило 3%. С учетом того, что потребительская инфляция в феврале составила не менее 2,5% за месяц, можно констатировать, что за один только месяц реальные потребительские расходы снизились как минимум на 5%. Такого сильного снижения покупательской активности за столь короткий срок в России не наблюдалось в течение последних 15 лет. 

По сравнению с февралем прошлого года повседневные расходы выросли в номинальном выражении на 9%, что почти в два раза ниже уровня общей потребительской инфляции, оцениваемой Росстатом в 15-16% в годовом выражении. Таким образом, реальные повседневные расходы в феврале 2015 оказались ниже расходов февраля 2014 года на 5-6%. Прогнозы, которые мы делали в прошлом обзоре, сбылись. Таким образом, тенденция к росту реальных повседневных расходов в годовом выражении, которую Ромир фиксировал в течение трех месяцев подряд, оказалась прерванной. Реальные расходы вновь начали снижаться, повторяя сценарий почти всего прошлого года. 

График 1. Номинальные и реальные темпы роста повседневных расходов в январе 2008 – феврале 2015 года. 

100% = январь 2008 года 

Источник: холдинг Ромир, Romir Household Panel, февраль 2015 

Расходы на продукты питания в феврале 2015 года снизились в номинальном выражении на 1,5% по сравнению с февралем 2014. С учетом инфляции продовольственного рынка (20-22% в годовом выражении) можно говорить о снижении реальных затрат на продукты питания на 18-19%. 

Столь значительное снижение стало результатом многообразной «оптимизации» продовольственной корзины потребителями. Очевидно, что такая значительная «экономия» могла быть достигнута различными способами. Например, благодаря переключениям больших групп потребителей на более дешевые товары, как внутри одной и той же категории, так и между категориями. Переориентации на приобретение продуктов в магазинах «доступных цен». А также благодаря активному использованию купонов, дисконтных карт, специальных предложений и прочих скидок, предлагаемых торговыми сетями.  

Кроме того, потребители могли сокращать объемы покупок подорожавших продуктов питания, а то и вовсе отказываться от приобретения тех или иных деликатесов. Опросы, проведенные Ромир в 2014 году, подтверждают, что две трети потребителей активно используют несколько из этих способов в той или иной комбинации для «оптимизации» своей продовольственной корзины. 

А вот расходы на покупку непродовольственных товаров повседневного спроса за год (с февраля 2014) выросли в номинальном выражении на 25,5%, т.е. более чем на четверть. Даже с поправкой на инфляцию по этой группе товаров получается, что реальный рост потребления повседневных непродовольственных товаров составляет 6-9% за год. В январе рост был еще более впечатляющим – 15-20% в реальном выражении. 

Гипотеза о массовом переключении на более раскрученные бренды, на более дорогие категории, в более дорогих магазинах не выдерживает проверки ни здравым смыслом (кризис на дворе), ни реальностью, отраженной в кассовых чеках. А вот увеличение физического объема приобретения тех или иных непродовольственных товаров повседневного спроса – это правда. 

В ожидании дальнейшего роста цен на непродовольственные товары многие потребители стремятся создать у себя дома запасы этих товаров. Тем более что большинство из них не требуют специальных условий хранения, а срок их пригодности к употреблению истекает только через несколько лет. Неприятный парадокс состоит в том, что стремясь защитить себя от повседневной инфляции и формируя дополнительные запасы, потребители создают предпосылки для дальнейшего роста цен на эти товары. Ведь производители и розница, видя хороший спрос на свою продукцию по и без того уже возросшим ценам, резонно предполагают, что и дальше могут повышать цены, раз есть хороший спрос. 

Благодаря экстремально высокому спросу на непродовольственные товары в январе 2015 года их доля в повседневной корзине (без учета крупных покупок и оплаты услуг) возросла до исторического максимума – 48%. В феврале 2015 доля непродовольственных товаров снизилась до 45%, но это все равно много. Напомним, что в январе 2014 и в январе 2009 она составляла по 40%. В январе 2010 – 2013 гг. была ниже 30%. 

Города 

В Москве индекс потребительской активности в феврале 2015 года снизился на 6% по сравнению с январем и на 30% по сравнению со значениями декабря 2014. Снижение потребительской активности в феврале по сравнению с январем достаточно типично для столицы. Но впервые оно такое сильное. Обычно дело ограничивалось 1-2%. По сравнению с февралем 2014 года повседневные расходы выросли в Москве на 8,75%, отстав от инфляции потребительского рынка почти в два раза. Реальные повседневные расходы в Москве снизились за год более чем на 6%. 

За пять лет (с февраля 2010) повседневные расходы в Москве выросли в номинальном выражении на 55%, что лишь немногим опережает показатель потребительской инфляции, накопленной за эту пятилетку. Можно сказать, что повседневное потребление в столице в феврале 2015 вернулось на уровень пятилетней давности. 

В Санкт-Петербурге повседневные расходы в феврале снизились по сравнению со значением января на 3%. А по сравнению с рекордными показателями декабря 2014 – на те же 30%, что и в Москве. По сравнению с февралем 2014 года повседневные расходы в северной столице выросли всего на 8,6% в номинальном выражении. С поправкой на инфляцию речь может идти о сокращении реального уровня расходов на 6-6,5%. За пять лет (с февраля 2010) номинальный рост повседневных расходов в Петербурге составил 78%, реальный – 17%. 

В городах с населением свыше миллиона жителей повседневное потребление в феврале 2015 года снизилось на 1,5% по сравнению с январем и на 23,5% по сравнению с декабрем 2014. За год повседневные расходы в «миллионниках» выросли на 6,3% в номинальном выражении. Это ниже инфляции потребительского рынка в 2,5 раза. В реальном выражении имеет место снижение потребления на 8-9%. За пять лет (с февраля 2010) номинальные повседневные расходы в этих городах выросли в среднем на 61%, что выше инфляции потребительского рынка на 6%. 

В городах с населением от 500 тысяч до миллиона жителей повседневные расходы в феврале 2015 не изменились по сравнению с январским значением. Так же, как и в прошлом месяце, они снизились по сравнению с показателем декабря 2014 на скромные 17%. За год (с февраля 2014) повседневные расходы выросли в этих городах на 12,5%, уступив потребительской инфляции совсем немного. В реальном выражении можно говорить о снижении повседневных расходов на 3%. За пять лет (с февраля 2010) номинальный рост расходов в городах этого размера составил 69%, что с поправкой на инфляцию дает рост реального потребления на уровне 11%. 

В городах с населением 100-500 тысяч жителей повседневные расходы в феврале 2015 года снизились по сравнению со значением января на 8,5%. За год рост повседневных расходов в этих городах составил только 9% в номинальном выражении, что почти в два раза уступает инфляции потребительского рынка. В реальном выражении можно говорить о снижении повседневных потребительских расходов на 6% за год. За три года (с февраля 2012) номинальный рост расходов в городах этого размера составил 63%, а реальный – 23-24%. 

Доходные группы 

Потребители с доходами ниже среднего уровня в феврале 2015 года увеличили свои повседневные расходы на 4,75% по сравнению с январем. Это означает, что расходы этой группы потребителей в феврале росли опережающими темпами по отношению к инфляции. Очевидно, ресурсы по дальнейшей оптимизации расходов у этих потребителей оказались временно исчерпаны. По сравнению с февралем 2014 расходы у этих потребителей возросли на 11,7%, что существенно ниже инфляции потребительского рынка. С поправкой на инфляцию реальное повседневное потребление у этой потребительской группы снизилось на 3,5-4% за год. 

У группы семей со средним уровнем доходов повседневные расходы в феврале 2015 снизились на 5% по сравнению с январем в номинальном выражении. В реальном выражении расходы «среднего класса» снизились на 7-7,5% за месяц. За год (по сравнению с февралем 2014) повседневные расходы у этой группы потребителей выросли на 15,5%. Такой же была и годовая потребительская инфляция. Так что реальные расходы «среднего класса» остались на уровне февраля 2014. 

У потребителей с доходами выше среднего уровня, повседневные расходы в феврале 2015 снизились по сравнению со значениями января на 2% в номинальном и на 4,5% в реальном выражении. За год повседневные расходы обеспеченных потребителей выросли только на 9,35%, уступив потребительской инфляции 6 процентных пунктов. В реальном выражении потребление в этой группе сократилось на 5,5-6% за год. 

* Исследовательская скан-панель домохозяйств Romir Household Panel основана на данных потребления 10000 россиян, репрезентирующих покупательское и потребительское поведение жителей городов России с населением более 100 тысяч человек. Участники панели сканируют штрих-коды всех купленных товаров, приносимых домой. Данные сканирования в он-лайн режиме поступают в базу данных скан-панели.

Наш адрес: 121087, Москва, ул. Барклая, д. 6, стр. 3
Телефон:+ 7 (495) 988 6081
Электронная почта: info@romir.ru

© 2016
Ромир
Условия использования