Коммерсантъ-Деньги - Над бизнесом опять идут дожди

2013-06-17

Реального улучшения делового климата в России ждать не стоит: все, что для этого делается, носит формальный характер, и к тому же не доводится до конца. Но главное, что мешает бизнесу расцвести на российской почве, это нездоровый политический климат. ЕВГЕНИЙ СИГАЛ 

Карты для министров 

Учредительный съезд "Народного фронта" на прошлой неделе, как и ожидалось, провозгласил лидером Владимира Путина. В программных целях -- не только многонациональное единство и строительство великой России, но и конкретика -- курс на новую индустриализацию. 

Случайно или нет, но как раз в дни съезда глава Минэкономики Андрей Белоусов заявил, что Россия в рейтинге Doing Business может подняться с 112-го на 50-е место уже по итогам 2013 года. Он, правда, обставил этот тезис целым рядом оговорок: это стало бы возможно при выполнении всех мероприятий в рамках "дорожных карт" по улучшению инвестиционного климата, предусмотренных на этот год. 

Путин в майских указах 2012 года, напомним, потребовал, чтобы к 2018 году Россия вошла в двадцатку ведущих стран этого рейтинга. Нынешнее 112-е место -- показатель агрегированный, по некоторым индикаторам мы и вовсе в самом конце списка. Например, по подключению к сетям энергоснабжения Россия на 184-м месте из 185. Правительство в основных направлениях работы обещает к 2018 году вдвое сократить количество процедур при подключении к энергосетям, а сроки ограничить 40 днями. 

По получению разрешения на строительство Россия на 178-м месте в мире. На получение всех необходимых разрешений и согласований у нас требуется 423 дня. Правительство обещает свести время прохождения к 56 дням, а количество необходимых процедур сократить в пять раз (сейчас их более 50). 

По простоте внешнеэкономической деятельности Россия занимает 162-е место. Власти обещают сократить на 50% время прохождения таможенного контроля и увеличить на 50% фактическую пропускную способность пунктов контроля. А заодно втрое сократить число процедур при регистрации предприятий и в десять раз требуемое на это время; срок регистрации прав собственности на недвижимость свести к неделе; увеличить число видов деятельности, осуществляемых на основе уведомительного порядка; допустить малых и средних предпринимателей к закупкам инфраструктурных монополий, компаний с госучастием и госзаказу. 

Уровень же удовлетворенности граждан качеством предоставления государственных услуг к 2018 году "должен составить не менее 90%". Немного похоже на сказку, и не факт, что даже тотальный контроль над традиционными СМИ и интернетом способен обеспечить такое добродушие сограждан. 

Таможня не дает добро 

Не верят в это, похоже, даже в Кремле. В мае Путин раскритиковал правительство, заявив, что оно принимает заведомо невыполнимые документы. А в начале июня на встрече с вице-премьерами он подверг критике пятилетние планы правительства. Президента не устроило ни качество документов, ни их содержание, а также отсутствие конкретики. По той же внешнеэкономической деятельности Россия к 2018 году должна подняться до 17-е места в мире. Таможенная служба (ФТС) планирует, что удовлетворенность предпринимателей ее работой возрастет с нынешних 35% до 80%. "Мы понимаем с вами, что это невозможно",-- констатировал президент. 

Всего утверждено уже девять "дорожных карт", разработанных Агентством стратегических инициатив (АСИ). Они содержат 520 мероприятий, из которых по 126 уже наступает дедлайн. Однако выполнено из них только 58, не исполнено -- 39, а по 29 даже не приняты еще законопроекты и нормативные акты. 

Один из срывов касается той же таможенно-логистической цепочки. Еще в мае 2012 года президент потребовал запретить таможне заниматься коммерческой деятельностью и ликвидировать ФГУП РОСТЭК. Как рассказывали "Деньгам" источники, близкие к Старой площади, сначала закон осел в аппарате правительства, потом в него вносились депутатские поправки, в результате он "заболтался". Или его удалось заболтать. 

Реализации планов мешает, кстати, не только административное сопротивление, но и психологическое. Весной исследовательская компания "Ромир" опубликовала подготовленный Gallup ежегодный Индекс экономической надежды. В 2013-м в мире он вырос на 9% (с -2% до +7%). Особенно высок он в странах БРИК: Бразилия (+45%), Китай (+32%), Индия (+27%). Россия -- исключение (-22%). 

Отсутствие у предпринимателей веры в лучшее будущее влечет за собой новый виток снижения деловой активности и бегства капитала. На фоне стагнирующего промпроизводства и низких темпов роста ВВП -- не лучшие новости. 

Еще одно ограничение связано не столько с доступностью кредитов, сколько с уровнем развития системы кредитования. По уровню доступности кредитов (есть и такой индикатор в Doing Business) Россия на 104-м месте. 

Как рассказал "Деньгам" специалист по развитию частного сектора World Bank Group Сантьяго Кроци, этот индикатор говорит о качестве кредитной информации и правовой защиты кредиторов и заемщиков. "Хотя регулирование кредитной информации находится на хорошем уровне, охват кредиторов должен быть существенно расширен. Также необходимы реформы в области трансакций",-- сказал он. По кредитному индикатору рейтинга Россия все-таки растет. Хороший результат достигнут во многом благодаря созданию в 2006 году Национального бюро кредитных историй. 

"Низкие показатели правовой защиты кредиторов и заемщиков также обусловлены недостаточно надежным и функциональным реестром залогов в стране. Как следствие, нет четких правил приоритетности, что делает невозможным для кредиторов точно определить, существуют ли какие-либо права других кредиторов на этот залог и как они соотносятся с правами новых потенциальных кредиторов",-- отмечает Кроци. 

Правительство планирует введение единого реестра залогов движимого имущества, который будет вести Федеральная нотариальная палата. Но работать он начнет только в 2014 году, следовательно, эти изменения не будут учтены в ближайшем рейтинге Doing Business, который выйдет осенью 2013 года. 

По ленинским местам 

Впрочем, Россия -- страна очень разная, в том числе и по условиям ведения бизнеса. Составители рейтинга Doing Business из IFC и Всемирного банка при выставлении общестрановой оценки ориентируются на деловой климат в столице. А у нас она неважная: Москва на последнем, 30-м месте в российском рейтинге городов по удобству ведения бизнеса. Зависимость места в рейтинге от инвестклимата в Москве вынуждает федеральные власти связывать с собянинскими упрощениями основные надежды на продвижение страны вверх в следующем мировом рейтинге. 

В российском рейтинге, кстати, доминируют относительно небольшие города. На первом месте Ульяновск, за ним -- Саранск и Владикавказ. В первой десятке и Калуга, Ставрополь, Ярославль. Рассчитывали его на основе четырех индикаторов: подключение к электросетям, получение разрешений на строительство, регистрация новых предприятий и регистрация собственности. 

Свои успехи региональные власти объясняют безвыходным положением. В столице и крупных мегаполисах сконцентрированы большие финансы, банки, корпорации, так что руководители регионов-доноров могут особенно и не суетиться, а в дотационных регионах единственной возможностью для развития становится улучшение инвестклимата не на словах, а на деле. 

Пионером реиндустриализации была Калужская область, за ней последовала Ульяновская. Ее губернатор Сергей Морозов характеризует ее состояние в середине нулевых как плачевное: средний уровень оплаты труда был чуть выше прожиточного минимума, предприятия были загружены всего на 30-40% мощностей, персонал мог по полгода находиться в административных отпусках, а бизнес был представлен в основном торговлей. 

Власти решили заняться привлечением внешних инвестиций. Потребовалась либерализация областного законодательства, снятие административных барьеров и понижение уровня регулирования. Лишние процедуры были отменены, необходимые -- сведены к минимуму и упрощены. В области сформировали авиационный, автомобильный и ядерный территориально-производственные кластеры. С 2013 года началось формирование портовой особой экономической зоны. 

Свой успех власти Ульяновской области объясняют готовностью максимально открыто работать с иностранными инвесторами, освоением и внедрением передовых технологий, признанием того, что надо встраиваться в мировую систему разделения труда -- пусть и не на самых выгодных ролях. 

Параллельное обложение 

Отдельные региональные удачи, впрочем, практически не сказываются на состоянии делового климата в стране. А меры, предлагаемые властями и АСИ, являются часто косметическими, фундаментальные же проблемы -- как, например, независимость судебной системы и защита прав собственности -- остаются без решения. По индикатору "защита инвесторов" в Doing Business Россия находится на 117-м месте -- рядом с Эритреей. 

Правительство обещает к 2018 году завершить переход российской системы бухгалтерского учета на международные стандарты отчетности, а также расширить права акционеров на получение информации о деятельности компаний. Впрочем, если судить, например, по ситуации с миноритарными акционерами ТНК-ВР, которые при поглощении "Роснефтью" лишились дивидендов, это пока лишь обещания. 

Несовершенство корпоративных процедур, низкое качество управленческих решений, непрозрачные схемы владения и "серые" схемы функционирования бизнеса -- дополнительные барьеры на пути к улучшению делового климата. Как и силовое давление на бизнес, и коррупционная рента, которую выплачивают предприниматели параллельно официальному налогообложению. 

Отпугивает бизнес и демонстративное закручивание гаек в политической сфере: давление на СМИ, манипуляции выборными процедурами, принятие законов, противоречащих европейским представлениям о правах человека, преследование инакомыслящих. Может случиться так, что рейтинг формально вырастет, деловой климат как бы улучшится, а ни инвестиций, ни нового промышленного бума не будет. 

Что-то вроде ответа на этот вызов кремлевские мыслители уже придумали. На днях глава "мозгового центра" "Народного фронта" Дмитрий Бадовский среди задач ОНФ назвал следующую: чтобы "через два-три рукопожатия каждый гражданин мог дойти до Путина". Напомним, население России -- 140 млн человек. 

На самом деле за этим предложением стоит вполне работающая схема. Самые крупные инвесторы (из тех, что действительно могут решать свои проблемы на самом высоком уровне) и сейчас не слишком жалуются на проблемы. Режим ручного управления для них и в Нигерии, и в России, может, не самый комфортный, но вполне приемлемый. Остальным стоит прислушаться -- Бадовский, по сути, предупредил их, что реального улучшения делового климата можно и не дождаться.