Коммерсантъ-Деньги - Средний, но гордый

2015-03-30

Как кризис меняет потребителей и торговлю 

Средний класс беднеет, но не сдается: теряет в зарплате, расплачивается за девальвацию, но всерьез экономить на повседневных покупках все еще считает ниже своего достоинства. Если же потребители и в самом деле начнут считать деньги, февральским падением розницы на 7,7% дело не ограничится. 

Бедность и глупость 

К февралю 2015-го граждане РФ стали в среднем на 9,9% беднее, чем год назад. По крайней мере, работающие граждане, живущие на одну зарплату. В реальном выражении их доход, по данным Росстата, провалился куда-то в лето 2011 года, а скорость, с какой это произошло, заставляет вспомнить позапрошлый кризис: подобной динамики реальных зарплат не наблюдалось с осени 1999-го. Словно и не было никакой стабильности. И что еще хуже -- не совсем понятно, когда это все закончится. 

Правда, свежая статистика содержит парочку утешительных фактов. Во-первых, среднестатистический россиянин -- счастливчик: ему в последние 12 месяцев все-таки индексировали зарплату, в феврале рост в номинале составил 5,2% в годовом выражении. А во-вторых, инфляция, достигнув 16,7% в годовом выражении, начала притормаживать: недельный рост цен теперь не превышает 0,2% против 0,6-0,7% в январе-феврале. 

Стабилизация ситуации выглядит почти неизбежной: если не делать глупостей, показатель скоро пойдет вниз уже в силу чисто статистических эффектов. И все это вместе дает шанс, что снижение реальных заработков остановится. Но на их рост, конечно, не стоит рассчитывать. "Если большей части государственных индексаций не произойдет, то чистым итогом в этом году, по нашим оценкам, станет падение реальных зарплат в среднем на 9%",-- указывает в обзоре статистики аналитик Райффайзенбанка Мария Помельникова. 

Впрочем, в улучшение материального положения в текущем году и без этих сдержанных прогнозов верят от силы 20% (ФОМ, март 2015 года). Зато его ухудшение в последние два-три месяца заметил каждый второй. Граждане, конечно, присутствия духа не теряют: сравнение себя с соседями позволяет человеку с любым достатком сделать вывод, что у него все как у людей, и считать свое материальное положение "средним" (таких большинство даже в группе с доходами меньше 8 тыс. руб.). Но эффект от этой самоидентификации остается чисто психотерапевтическим -- и розницу от падения не спасает (минус 7,7% год к году). 

Экономят кто на чем. Последовательно -- на еде: ее продажи ушли в минус еще весной 2014-го и, по данным Росстата, в феврале 2015-го уменьшились на 7,9% в годовом выражении, чего с продовольственной розницей не случалось с 1999 года. 

"Разные применяются стратегии. Кто-то переключается с говядины на свинину. Кто-то выбирает более экономичные варианты внутри категории: вместо куриного филе покупает замороженную тушку. Кто-то вместо магазина у дома едет в "Ашан". Кто-то реагирует на спецпредложения. Комбинации этих стратегий позволяют людям в условиях роста цен сохранять уровень потребления",-- рассуждает эксперт "Ромира" Игорь Березин. 

В то же время собственная панель "Ромира" показывает, что не такая уж тотальная это экономия. Траты домашних хозяйств на еду действительно уменьшились: даже в номинале падение к февралю 2014-го составило 1,5%. При продовольственной инфляции 23,3% это неизбежно означает сокращение физических объемов. Но номинальные расходы на непродовольственные товары повседневного спроса выросли на 25,5%. 

"С поправкой на инфляцию по этой группе товаров получается, что реальный рост их потребления составляет 6-9% за год",-- считают в "Ромире". 

"Целенаправленной экономии сейчас в России нет