Новая газета - Люди копят не деньги, а обиды

2016-04-06

По данным социологов, в России сократилось количество семей, имеющих заначки на черный день

Новая русская бедность. Премьера рубрики Что происходит по ту сторону прожиточного минимума Кризис в России умножает бедность даже на уровне официальной статистики. Людей, которые, по данным Росстата, получают доходы на уровне ниже прожиточного минимума, в прошлом году стало на 3,1 миллиона человек больше - а всего 19,2 миллиона человек, то есть 13,4% населения. Но эта статистика не просто лукавая, она в каком-то смысле техническая и потому бесполезная. Как минимум по двум причинам.

Во-первых, тот самый прожиточный минимум - условная величина, устанавливаемая правительством (недавно Дмитрий Медведев понизил ее примерно на 200 рублей - стало ли бедных меньше?).

Во-вторых, для оценки уровня бедности нужно считать не только доходы, но и расходы. Ведь человек, который получает 10 000 рублей и может их не тратить вовсе (например, пенсионер на иждивении детей), объективно "богаче", чем тот, кто получает 15 000 и вынужденно тратит их без остатка. Посмотрите на данные опроса "Новой": только 23% читателей считают, что бедность начинается с того самого прожиточного минимума.

Сейчас в экономике России сложилась ситуация классических ножниц: доходы падают, в то время как расходы на самое необходимое, в том числе на еду и обязательные платежи (налоги, коммуналка, кредиты) - растут.

Бедность перешла в новое качество: она теперь не застойная, а прогрессирующая. Ее зона будет расширяться за счет "новых бедных", еще недавно с разной степенью уверенности относивших себя к среднему классу. Она будет прогрессировать в условиях, когда социальные услуги, в том числе образование и медицина, давно уже по факту платные, а платить за них уже нечем.

Поэтому "Новая газета" начинает большой проект по исследованию современной бедности. Мы будет опираться на истории, рассказанные нашими репортерами и собственными корреспондентами в разных регионах страны, мнения ведущих экспертов, материалы публичных лекций и данные социологических исследований. Потому что, в отличие от отдельного человека, для современного общества бедность - порок, да еще какой. Это груз, не решив проблему которого, страна так и останется на дне.

Статистику московских исследователей иллюстрирует быт краснодарских станкостроителей. Для них черные дни наступили в прошлом году и до сих пор не заканчиваются.

В конце марта исследовательский холдинг "Ромир" опубликовал результаты всероссийского опроса на тему сбережений. За последний год доля семей, не делающих финансовых накоплений, в нашей стране увеличилась на 9%, а по сравнению с 2013-м - на 36%. Если три года назад лишь 25% граждан не могли себе позволить откладывать деньги про запас, то сейчас 61%.

Каждый пятый респондент признался социологам, что в начале зимы заначки у него были, но сохранить рублевый неприкосновенный запас в условиях кризиса не удалось. Причем у 59% опрошенных сбережения ушли на повседневные нужды. Сенсации в этом исследовании-наблюдении нет, просто ученые добавили новый штрих к портрету беднеющей страны. Большая часть населения давно там - в статистике скатывающихся в нищету. Историй об упадке в регионах переизбыток, историй о взлете и расцвете - нет.

- А нас-то готовили к прорыву: в 2009-м внесли в список системообразующих предприятий России, в 2011-м вписали в программу импортозамещения. И так преуспели, что в 2016-м 145 семей инженеров, конструкторов и технологов живут без денег, - говорит с "Новой газетой" о заначках бывший главный конструктор Краснодарского станкостроительного завода имени Седина Вячеслав Ветер. - Свои сбережения мы за полгода съели. Подождите, объясню, что случилось:

Наше "Всё!"

Рассказы краснодарских станкостроителей вызывают ощущение дежавю. В январе <Новая> писала о проблемах сотрудников тольяттинского "АвтоВАЗ-агрегата". В Самарской области люди жаловались на рекордные задержки заработной платы, растущие долги перед банками и коммунальными службами, безденежье и пустые холодильники.

У работников завода имени Седина все точь-в-точь. Ругают российскую чудо-экономику, которая завела предприятие в непроглядную даль, опустошают домашние копилки и думают, куда они в 40-50 лет трудоустроятся. Бедность, долги: Одно отличие: в Тольятти кризисный быт довел до точки кипения женщин, в Краснодаре - мужчин. Они проводят митинги, народные сходы (последний, кстати, состоялся на прошлой неделе), активно отстаивают свои права.

- Добрались до губернатора, написали премьер-министру правительства РФ. Нас слушают, обещают инвестиции: выручим, поддержим, трали-вали. И ничего не делают, - уже не надеется ни на чью-либо помощь ведущий инженер-конструктор станкостроительного завода Сергей Велитченко. - На предприятии осталось 5 человек из 180. Некоторые специалисты перевелись в другие подразделения группы "Седин", но основная масса ушла: в никуда.

В 2011-2013 годах Краснодарский завод имени Седина работал над государственным заказом - проектом "Макроцентр", по программе импортозамещения создавал карусельный фрезерный станок для оборонной промышленности и судостроения. Но выяснилось, что сделать его с использованием отечественной системы числового программного управления невозможно: столичный технологический университет не справился с задачей, и тогда завод приобрел импортную систему ЧПУ - у фирмы "Сименс". В 2014 году межведомственная комиссия Минпромторга исключила краснодарское предприятие из госпроекта, в 2015-м завод подал иск о собственном банкротстве.

"Облил себя керосином и собирался поджечь"

 - Часть задолженности по зарплате нам погасили в прошлом году, после митингов, - сообщает заместитель главного конструктора завода имени Седина Алексей Кузнецов.

- С октября по март люди работали бесплатно. Я не увольнялся, потому что отдал <Седину> 11 лет жизни. Полагал: раз мы системообразующее предприятие - не бросят. 10 марта меня и коллег сократили, компенсацию не дали. Жена - инженер-конструктор этого же предприятия. Сын маленький, ему месяц. Расходы у семьи большие - за полгода потратили все, что откладывали на покупку квартиры. На первый взнос за ипотеку накопили около 400 тысяч рублей. К марту заначка опустела. Надо искать новую работу.

- У меня двое детей. Старший - студент, мелкому 7 лет. Водим его к логопеду и психологу: есть сложности с адаптацией в коллективе. И везде нужно платить, - неохотно беседует о быте ведущий инженер-конструктор станкостроительного завода Сергей Велитченко. - Жена - медсестра, работает по 2 дня в неделю. Деньги мизерные и быстро исчезают. Многие бывшие коллеги в таком же положении. И не все с этим справляются. По словам технологов, пару месяцев назад один из мужчин облил себя керосином: и собирался поджечь. К счастью, парни успели его перехватить. У другого была только работа и 90-летняя мама, за которой он ухаживал. Мать умерла, работу отняли, и мужика не стало. Ему было под 60. Сотрудница сломала шейку бедра, ей потребовалась серьезная операция, а средств нет. Сбережения иссякли. Женщина обратилась в департамент здравоохранения, операцию назначили на 2017-й: большая очередь. Год человек проведет в коляске.

- У меня заначки не было. Чтобы выжить, пока предприятие не давало зарплату, перебрались с братом в дом отца, - делится своей "антикризисной программой" бывший главный конструктор завода имени Седина Вячеслав Ветер. - Сдавали высвободившуюся квартиру за 17 тысяч рублей, подрабатывали. Пока не сгорел дом: У всех семей сложности. Тем не менее, если кому-то очень плохо, мы сбрасываемся и помогаем. Профсоюз? Что вы?! Работники из него вышли. Он на стороне власти. Обходимся собственными силами.

Кризис будет долгим Краснодарский станкостроительный завод, Ульяновский автозавод, где в марте сотрудники митинговали из-за пустых кошельков, оборонный "Радиоприбор" во Владивостоке, долги которого превысили 223 млн рублей и где персонал работает без зарплаты 8 месяцев: Российские предприятия падают, как кегли в боулинге. Каждый день в новостных лентах появляются новые адреса: там беда, тут люди готовы голодать, потому что все равно им не на что покупать продукты. Семьи живут в долг и, судя по исследованиям социологов, занимать им скоро будет не у кого: сбережения остались у трети населения, а кризис, как заявил в феврале министр финансов России Антон Силуанов, будет долгим:

Анна Бессарабова