Русский репортер - 10+10 кризис-фактов

2012-09-12

"За" и "против" того, что кризис еврозоны радикально обострится и затронет Россию 

На тему системного кризиса снова говорят - много, эмоционально, с рефлексией, упоминая подзабытые, казалось, сабпраймы и прочую лексику 3-4-летней давности. Эффект дежавю еще и в том, что и тогда, и сейчас эксперты не сходятся во мнениях (не рванет или рванет - и с какой силой), апеллируя к противоречивой статистике. А в итоге вероятность все равно 50:50 - то ли будет, то ли нет. Некоторые факты в поддержку пессимистов 

Количественные 

1. На 34,7% сократилась чистая прибыль мирового лидера горнодобывающей отрасли BHP Billiton. Более половины доходов этой англо-австралийской компании приходится на спрос стран Азии, а основной потребитель ее продукции - Китай. Экономика Китая замедляется, и на это болезненно реагируют компании из разных регионов мира: об опасностях ресурсной зависимости можно говорить не только на примере России. 

2. Снижаются прогнозы по объемам поставок газа Россией за рубеж: с 212 млрд кубометров (прогноз апреля) до 193 млрд. Также Министерство экономического развития полагает, что цены снизятся до 393 долларов, а в предыдущем прогнозе звучала цифра 439 долларов. Пересмотр позиций нельзя списать на осторожничание: он не затрагивает зону СНГ и обусловлен реальным снижением спроса стран Европы. Та же история и с алюминием: "Русал" объявил о сокращении производства на 150 тыс. тонн до конца года в связи с падением прибыли из-за снижения мировых цен. 

3. Госдолг Италии, третьей по размерам экономики ЕС, достиг рекордного уровня - 1 трлн 973 млрд евро. Объем долга растет из месяца в месяц огромными темпами, и совершенно непонятно, как его покрывать. Пока Германия и другие страны ЕС допускают такой уровень долга Италии, но ситуация только усугубляется. 

4. В Испании сегодня без работы каждый четвертый житель, а среди молодежи - каждый второй. При этом за август инфляция выросла на 0,5 процентных пункта, с 2,2% до 2,7%. С 1 сентября для пополнения бюджета правительство увеличило НДС с 18 до 21% - а значит, цены продолжат расти и потребительская активность снизится еще сильнее. Не то чтобы ситуация была очень опасна, но она нервирует граждан, не позволяет строить планы и не дает импульсов для того экономического поведения, которое стимулировало бы экономику. Неудивительно, что внутренний спрос в Испании во втором квартале упал на 3,9%. 

5. За первое полугодие на 15% снизился приток иностранных инвестиций в Россию. Чистый отток - разность между притоком и оттоком - составил за полгода 43,4 млрд долларов (по итогам прошлого года - 80,5 млрд долларов). Инвесторы и раньше не слишком доверяли нашей институциональной среде, а в условиях, когда непонятно, что будет дальше с Европой и с мировой экономикой вообще, возникают дополнительные резоны к тому, чтобы попридержать деньги. Ситуация для экономики вредная и скучная. 

Качественные 

6. По данным "Ромир" россияне в первом полугодии стали тратить меньше: сокращение коснулось расходов на одежду и обувь, медицинские услуги, развлечения. Вполне понятное поведение в условиях неопределенности: потребитель предпочитает превентивно сократить расходы, еще не столкнувшись с увольнением или сокращением зарплаты. Такое поведение деструктивно для ВВП, но с позиций психологии потребителя это проявление обоснованной осторожности. 

7. У затянувшегося кризиса в еврозоне есть свои выгодополучатели. Как ни парадоксально, это те же экономики Франции и Германии, которым падение евро позволяет нарастить экспорт. И в действительности скорое разрешение ситуации им невыгодно. 

8. Рейтинговое агентство Moody’s снизило рейтинг всех стран ЕС, за исключением одной. 

9. Объемы кредитования внутри российского рынка растут, особенно это касается кредитных карт, ипотеки и розничных продуктов. Есть прогнозы, что по итогам года прирост составит 50-70%. У банков увеличиваются риски просроченной задолженности. 

10. Кредиты внутри российской экономики в условиях неопределенности начали дорожать, что при прочих равных условиях негативно скажется на потреблении. Этого невозможно избежать, поскольку дорожают средства, привлекаемые из-за рубежа. Уже сейчас, по статистике ЦБ РФ, средние процентные ставки по кредитам физическим лицам выросли: за июнь - на 1 процентный пункт, за июль - на 0,8, а кредиты организациям подорожали на 1,7 и 0,3 процентных пункта в июне и июле соответственно. Этому предшествовал период снижения ставок - по мнению аналитиков, мы только вошли в фазу роста ставок по кредитам, обусловленную неопределенностью в еврозоне. Некоторые факты в поддержку оптимистов 

Количественные 

1. 1,7% составил рост ВВП США во втором квартале (в годичном исчислении) при прогнозировавшихся 1,5%. Ожидания были пессимистическими, а в реальности экономика США замедляется не столь существенно. Безработица растет, но медленно - 0,1% за июль. А в августе индекс деловой активности в сфере услуг вырос сильнее, чем прогнозировалось, составив 53,7 пункта. В целом аналитики интерпретируют свежую макро-экономическую статистику США как позитивную. 

2. 6,8% составил уровень безработицы в Германии - и это все еще рекордно низкий показатель с момента объединения. Деловая активность по-прежнему растет, и хотя рост ВВП замедлился за счет снижения экспорта, поводов для особенного пессимизма нет. Негативные явления связаны с общими проблемами региона, и даже при этом экономика страны чувствует себя достаточно уверенно. 

3. Темпы роста кредитования физических лиц в Сбербанке России по итогам первого полугодия составили 29%, превысив прогнозную величину. Говорить о "пузыре" нет оснований, а вот с позиций оценки ожиданий показатель неплохой: потребители строят планы и не слишком опасаются кризиса. 

4. На 2,74%, 2,65% и 1,68% соответственно выросли немецкий DAX, французский CAC 40 и британский FTSE 100 по итогам четверга, 6 сентября, когда председатель Европейского центрального банка Марио Драги заявил, что неограниченный выкуп гособлигаций станет одним из инструментов сохранения целостности еврозоны. Российские индексы ММВБ и РТС выросли на 2,12% и 1,54% соответственно. 

5. Чистые иностранные активы банковской системы России летом 2008 года составили минус $100 млрд, а сейчас это "положительные" $44 млрд. Российская банковская система теперь выглядит более надежной, чем европейские, поскольку завязана в большей степени на внутренний рынок. Из заемщика иностранных контрагентов она превратилась в кредитора. Качественные 

6. Правительство РФ готовится к кризису заранее, вступая в дискуссии (особенно острые - между Минфином и Минэкономразвития), обсуждая и пересматривая прогнозы. Прозрачность и публичность обсуждения выигрышнее для экономики, чем упование на "авось проскочим", имевшее место в предыдущий период. Минэкономразвития приняло решение мониторить ситуацию с помощью системы опережающих индикаторов. В их основе - данные о железнодорожных перевозках и потреблении электричества. Также есть идея сформировать сводный кризис-индикатор на основании этих данных и традиционной макроэкономической статистики. Тем самым не только повысится качество прогноза, но и будет модернизирован инструментарий. 

7. Россияне реагируют на ситуацию в еврозоне спокойно, мы не наблюдаем эффекта "черного лебедя" (когда ожидание плохого страшнее, чем само явление), который, очевидно, будет мешать европейцам выходить из кризиса. 

8. Известный экономист, нобелевский лауреат Нуриэль Рубини обнародовал своей прогноз относительно зоны евро: вероятность краха - 50%. Казалось бы, этот факт надо внести в список выше. Однако ранее экономист был настроен еще более пессимистично: не на 50, а на 100%. 

9. Воспоминания о расшивке проблем банковской сферы 2008-2009 годов еще живы: тогда государство сработало эффективно, и память об этом - еще один важный психологический фактор. Люди не рванули в банки несколько лет назад, не случится этого и при обострении сейчас. Доверие к банковской системе существует, правительство здесь выступает гарантом стабильности - и это перевешивает некоторые проблемы капитализации. Немаловажный фактор: предприятия предприятиями, а паника среди населения - риск совсем другого порядка. 

10. Новое бюджетное правило, согласно которому теперь верстается бюджет, снижает риски благодаря срезанию расходов на модернизацию. И хотя не все экономисты считают такой подход правильным, риски мы тем самым все-таки снижаем. 

Кристина Хуцишвили