Вечерняя Москва - Ремейки: наглый кич или новое слово?

2013-01-16


Тенденции

Третью неделю на 1400 экранах страны крутят «Джентльмены, удачи!» - новую версию знаменитого фильма 1971 года. Тимур Бекмамбетов и Ко радостно потирают руки - картина уже заработала более 9 млн долларов. Но «Джентльмены», похоже, так и не перепрыгнут феноменальные сборы фильма «Ирония судьбы. Продолжение» - 49,9 млн долларов. И даже нового «Служебного романа» - 14,6 млн долларов. Не говоря уже о голливудских шедеврах - таких, как «Великолепная семерка» (ремейк «Семи самураев»), «Талантливый мистер Рипли» (ремейк «Места под солнцем»), «Отступники» (ремейк «Двойной рокировки») и т. п. 

Тем не менее на подходе новые «двойники» - сразу аж две «Кавказские пленницы», «Белое солнце пустыни», «Волга-Волга», а также «Земля Санникова», «Иван Васильевич меняет профессию» - чудесный список можно продолжить… Почему все-таки наши ремейки (как и все отечественное кино) отстают от аналогичной голливудской продукции? Почему зритель к ним относится с недоверием, а продюсеры лепят их, как горячие пирожки? 

Планку не перепрыгнуть

На эти вопросы попытались ответить социологи из исследовательского центра Romir Movie Research, которые совместно с журналом The Hollywood Reporter опросили городское населения России. Результаты: лишь 28% граждан испытывают интерес к отечественным ремейкам. Среди них только 11% уверенно заявили, что точно пойдут смотреть новые версии любимых советских фильмов, еще 17% склоняются к этому. А противоположного мнения придерживаются почти половина опрошенных (44 %). 

Итак, многие сограждане принципиально не хотят смотреть ремейки. Ни за какие коврижки. По мнению специалистов, это связано с тем, что советскими оригиналами была задана настолько высокая планка режиссуры и актерской игры, что оправдать зрительские ожидания сейчас практически невозможно. Мы где-то уже встречались? Между тем ремейки начали делать в стране не вчера. 

Так, Валерий Тодоровский снял своего «Любовника» по фильму «Другой мужчина» с Антонио Бандерасом. «Побег» Егора Кончаловского - ремейк американского фильма с Харрисоном Фордом. Наши берут пример с голливудцев. Например, «Город ангелов» - это ведь на самом деле «Небо над Берлином», «Правдивая ложь» - «Убийца», «НьюЙоркское такси» - это французское «Такси», «Пришельцы в Америке» - просто «Пришельцы». «Одержимость» - это «Квартира». «Солярис» Содерберга - это «Солярис» Тарковского... 

Причем очень редко новая версия превосходила старую. Видно, но не стыдно Напомним значение слова. «Ремейк» (или «римейк») произошло от английского слова remake - буквально «переделка». Оно означает «более новую версию или интерпретацию ранее изданного произведения. Ремейк не цитирует и не пародирует источник, а наполняет его новым и актуальным содержанием. В кино это фильм, снятый по мотивам другого фильма. Зачастую режиссеры по-своему перерабатывают оригинальный фильм, но в основном снимаются новые версии, полностью повторяющие оригинал. 

Жизнь как дубль 

Почему все-таки художники так увлечены копированием? В картине Сергея Лобана «Шапито-шоу» этому дается философское объяснение. «Мы живем в эпоху эрзаца», - говорит герой, двойник Виктора Цоя. Ремейки, копии, дублеры - ориентиры культурного ландшафта сегодня. Вот как объясняет это социокультурное явление кинокритик Виктор Матизен: - Есть причина творческая. Когда художнику нравится какой-то фильм и хочется повернуть его неожиданной стороной, поиграть с ним. Я люблю такого рода ремейки. 

Собственно, это не ремейк, а повторная экранизация одного романа на протяжении многих лет. Выходит иногда интересно («Гамлет» экранизировался 74 раза - Н. Б.). Надо обновлять тему - каждая эпоха требует своего подхода. Но это редкий случай. Второй мотив - коммерческий. Привлекает то, что раньше имело успех. Продюсер думает: сейчас немножко подновим и снова продадим. Таких историй - большинство. 

Смотреть такое кино - тоска зеленая. Я их не люблю. Как распознать, что перед тобой? Только имя режиссера здесь гарантия, считает Матизен. Если режиссер серьезный - он не будет заниматься коммерческими переделками. В ином случае и внимания не стоит обращать на такое «кино», вроде новых версий фильмов Рязанова или Гайдая. Не умеете - не беритесь. Ничего хорошего из этого не получится.

- Вообще я удивляюсь людям, которые ходят это смотреть, - продолжает критик. - Очевидно, ими двигает некая ностальгия по тому времени, когда они были молодыми. Во-вторых, старая эстетика. Им хочется, как раньше. Но это то же самое, как перекрасить и подгламурить старое здание XVII века! Или сделать позолоченную копию со статуи Микеланджело и продать на рынке. Почти все ремейки - это кич и новодел. Бывает редкий процент удач. 

Наконец, третья причина - скудость творческого воображения. Когда не хватает мозгов на новый сюжет, пытаются зацепиться за старый успех. Спи, мое солнышко, спи… Но почему сограждане тянутся к ремейкам? Психологи объяснят: люди прячутся от тревоги за завтрашний день. В этой норке уютно, спокойно, тепло, как в детстве, когда мы восхищались сказками Гайдая, Рязанова или Данелии. Ремейки ведь, по сути, сказки, которыми убаюкивают зрительское сознание. Заметьте, процветают они именно в художественном кино. В документальном перепевать старое никому в голову не придет. Там поднимаются темы острые и успех зачастую не измеряется кассой, чего не скажешь о нашем телевидении. 

- Весь сегодняшний «репертуар» нашего телевидения - это один сплошной ремейк, - убежден критик Юрий Богомолов. - Все развлекательные программы и ток-шоу основаны на повторении, перепевах каких-то старых песен, мелодий, персонажей. Это такое затянувшееся прощание со старой эпохой. В кинематографе же попытки воспользоваться старыми схемами в условиях сегодняшней действительности, вложить новое содержание в «старые меха» идут от бессилия наших кинематографистов, драматургов перед лицом несколько хаотичной действительности и творческого бездорожья. Без спекуляции можно?

 - Я пока что не видел ни одного удачного ремейка, - говорит Богомолов. - Новая «Ирония судьбы» - это всетаки как бы сиквел, продолжение - обыгрывается та же сюжетная схема. Это - испорченная сказка. Удачный коммерческий проект, не более. «Служебный роман. Наше время» - чистый капустник, который имеет отдаленное отношение к прошлому и настоящему. Этот вал ремейков сродни моде на раскрашивание старых советских картин. Как правило, ничего удачного не получается. Но есть исключения. 

Удачные ремейки - те, которые не явны, не спекулятивны, когда автор не пытается слегка подновить и сделать косметический евроремонт. Ну, а картины Гайдая уникальны своей карнавальностью. Она не стареет, сохраняет свою актуальность. Это обаятельное артистичное шоу. Конечно, у пожилых зрителей осталась и ностальгия по советским ценностям. 

Прелесть советской жизни - в контролируемой действительности, в замкнутом кругу друзей, близких, родных. Даже преступления в тех фильмах понятны. Какой бы злодей ни был - он под контролем. А в сегодняшней действительности все проблематично - слишком много оборотней, как явных, так и скрытых. Но обилие ремейков обязательно приведет к перенасыщению… И, похоже, процесс уже пошел. 

Наталья Боброва