Полит.Ру — 20 лет назад: Как в 2000 году пытались анализировать поведение избирателей

2020-01-10

Начало 2000 года: только прошли выборы в Госдуму, в марте - выборы президента (31 декабря 1999 года Ельцин ушел в отставку, назвав своим преемником на тот момент премьер-министра Владимира Путина). «Полит.ру» с помощью социологов пытается нарисовать новую политическую мифологию, реальную расстановку сил и поведение избирателей. В рамках проекта «20 лет назад» - текст Александра Моисеева «Этот загадочный избиратель» от 10 января 2000 года.

Еще задолго до выборов начали появляться многочисленные прогнозы и сценарии, основанные, как правило, на опросах общественного мнения. Кто же из предсказателей оказался прав, а кто попал пальцем в небо? Выяснилось, что в России общественное мнение не видит разницы между политическими прогнозами и социологическими исследованиями (тем более, что данные опросов и прогнозов далеко не всегда совпадают).

Начальник отдела изучения общественного мнения Управления по связям с общественностью Администрации Президента Игорь Задорин, регулярно получавший в течение всего 1999 г. данные опросов четырех ведущих социологических центров страны (ВЦИОМ, ФОМ, РОМИР, АРПИ), а также ФАПСИ, отмечает, что данные эти были весьма схожими, что дает основания считать их весьма объективным источником информации и серьезной базой для прогнозирования. 16 декабря в Ситуационный Центр Президента был передан следующий прогноз итогов выборов: КПРФ - 22,5-25,5%, «Единство» - 18,5-21,5%, ОВР - 10,5-13%, «Яблоко» - 7,5-8,5%, СПС - 7-8%, ЛДПР - 5%. Существенной погрешностью, по мнению Задорина, можно считать отклонение на величину, равную 1% состава Думы (или 4,5 депутатских места); в случае с декабрьскими выборами это различие составляет 1,62%. Таким образом почти по всем позициям предварительные результаты голосования не вышли за эту границу (исключение составляет «Единство», да и то не на много).

«Мне кажется, что социологи отработали эту кампанию очень хорошо, - резюмирует г-н Задорин. - А с учетом нашего довольно неустойчивого и эмоционально голосующего электората, похоже, достигнут предел точности».

«народ подвел»

Это не единственный прогноз - появлялись и другие. Несмотря на некоторые расхождения, большинство специалистов все же склонялись к мнению, что в Думу пройдет именно шесть партий, и точно называли их. Неточности касались в основном распределения мест. Вот расклад Центра политических технологий Игоря Бунина: 1. КПРФ; 2. ОВР; 3. «Яблоко»; 4. «Единство»; 5. «Блок Жириновского»; 6. СПС - отражающий типичную недооценку существенных тенденций избирательной кампании.

Генеральный директор Фонда «Общественное мнение» (ФОМ) Александр Ослон:

«Данные опросов показывали нарастание электората правых и размывание сторонников ОВР и (более медленно) «Яблока». Произошел определенный сдвиг: ожидалось, что люди, которые отказываются участвовать в опросах, проголосуют за Жириновского. Оказалось - за «Единство». А в последний момент произошел резкий спад популярности ОВР... Сейчас очень многие эксперты из числа политологов говорят, что «народ подвел». Они не поняли главных векторов - спада «Отечества» и подъема «Единства». Инерция их представлений продолжалась с лета - начала осени. Главная ошибка заключалась в том, что Путин не рассматривался политологами как фактор, способный что-либо изменить. С подъемом его рейтингов связана кампания против социологов, начавшаяся в октябре прошлого года».

Кроме того, по мнению Ослона, социологи переоценили долю голосов за коммунистов и недооценили «пропавшие» голоса (т.е. голоса в пользу партий, не прошедших в Думу, а также ответы «против всех»).

Тему «борьбы с рейтингами» продолжает и генеральный директор АРПИ Андрей Милехин:

«Социология не устраивает тех, кто манипулирует: она создает прозрачность среды, и сразу становится видно, что король-то голый... Если взять совокупность опросов и прогнозов, получится, что опросы даже более точно предсказали результаты выборов, чем прогнозы. Казалось бы, это абсурд: мы ничего не предсказываем, а лишь говорим о том, что три дня назад мнение людей было таким-то. Экстраполировать материалы мониторинговых исследований в прогноз - дело политологов. Ситуация объясняется тем, что среди социологов меньше дилетантов. Нужно целый год работать, чтобы получить достоверные данные. Ошибешься хоть раз - сразу же рискуешь уйти с рынка».

новый парламент в стиле action

Первый вывод прошедшей кампании - «Ну, какой же наш народ - болван!» - Игорь Задорин услышал от владельца подержанных «Жигулей», подвозившего его домой ночью с 19-го на 20-декабря: к тому времени уже были объявлены первые результаты голосования. Люди готовы снова отдать свои голоса за новые обещания, за новую надежду, за то, что еще не состоялось, и неизвестно, состоится ли.

«Однако отмечается и качественное изменение, - говорит Игорь Задорин, - российский избиратель научился считать проценты. Гораздо больше людей голосовали не только на основе своих симпатий, но и с учетом того, сможет ли предпочитаемое ими избирательное объединение перешагнуть 5-процентный барьер. В результате шесть партий, прошедших в Думу, суммарно набрали 82% голосов. А на прошлых выборах четыре победителя вместе «взяли» только 50%, и столько же голосов избирателей оказались потерянными. Таким образом, новая Дума будет более полно представлять политические предпочтения населения, чем прежняя».

Кроме того, по мнению г-на Задорина, несколько изменились «политико-психологические ориентиры» российского электората: «Избиратель, согласно теории, всегда воспринимает политика в системе трех главных координат: честный-нечестный, умный-неумный и сильный (в смысле деятельный)-слабый. В начале 90-х годов наиболее приоритетным при выборе был второй фактор. Этим, кстати, объяснялось большое представительство ученых, писателей (интеллигенции) в тогдашнем Верховном Совете. Сейчас народ потребовал демонстрации деятельности, силы, энергии. Требуется то, что в зарубежных фильмах называют action. Явлинский потерял часть голосов потому, что продолжал «давить» на интеллектуальные способности. А вот СПС и «Единство» акцентировали в своем образе именно деятельностный аспект. Чубайс постоянно повторял: «мы делаем дело, а не болтаем». При этом уже мало кто спрашивал, а насколько умны (и честны) эти дела...»

новая мифология

Но некоторые наблюдатели увидели и более глобальные перемены в сознании избирателей. Помнится, в ноябре Игорь Бунин говорил, что за две недели парадигма общественного мнения кардинальным образом поменялась. В августе еще господствовала связанная с Примаковым и ОВР «парадигма застоя». После Дагестана и терактов «личная безопасность» опередила по приоритетности «социальные гарантии». И тут появляется идея имперской значимости, стремление ослабить фрустрацию. С этим согласен и Александр Ослон, хотя и считает, что политологи поздновато увидели эту перемену: «Психологическая ситуация действительно изменилась. Я связываю это с появлением нового мифологизированного героя. Благодаря Путину, произошла разрядка массы комплексов, появившихся за последние годы... А дальше все пошло по нарастающей - как снежный ком. Теперь большинство считает, что он сможет . При этом конструкция образа Путина абсолютно не завершена, и каждый «дорисовывает» ему то, что хотел бы видеть. Это сказочный герой, который сел на коня, выхватил меч, но до Змея Горыныча еще не доехал. Присоединение к Путину шло постепенно - вначале провинция, где дефицит людей с высшим образованием, затем люди пожилого возраста, затем образованная публика. В элитах появление новой фигуры вызвало опасения: боязнь «твердой руки» была связана с тем, что они чувствуют за собой вину. Но и здесь барьер неприятия также будет преодолен. Те, кто видел в выступлениях Путина опасные для себя тезисы, сейчас находят в них иные смыслы. Опасения не приводят к появлению устойчивых групп негативного отношения к премьеру».

застывшее «болото»

Но не все эксперты согласны с тем, что настроения избирателей коренным образом изменились. По мнению Андрея Милехина, «изменения происходят в региональных элитах, партиях, в политтусовке. Но что касается общества, народа, избирателей, то никаких кардинальных изменений в принципе быть не может. Это не та общность, которая может меняться в течение года или даже десятилетия».

В самом деле, на протяжении последних лет примерно 15% избирателей регулярно голосуют за так называемых «правых либералов». Иногда, как на прошлых выборах, правые неверно расставляют свои силы, но это не более чем локальные бои внутри движения, электорат остается тот же. За «левых» всегда голосуют 25-30%.

«Но особенно трагично другое, - считает Андрей Милехин, - между правым и левым флангами есть 60-65% избирателей, которые не имеют четких политических ориентиров. И этому можно найти объяснения. Во-первых, народ у нас 70 лет жил в условиях, когда электорального поведения как такового не было. Кроме того, у нашей страны - самая большая территория в мире, и коммуникативные, межличностные связи у нас разорваны на всех уровнях - в семье, группе, городе, регионе. В России уже нет национальной прессы и национального радио. Единственное, что объединяет народ - это телевидение... И имея два общероссийских канала и минимум технологических навыков, можно заставить большинство населения голосовать за кого угодно. Огромное количество людей не может себя найти, сверить свою точку зрения со своей этнической, социальной, доходной группой, потому что их нет, все размыто. У социологов главная проблема - отсутствие социальной стратификации, общество не структурировано. Поэтому, по словам г-на Милехина, «у нас сейчас и наблюдается такой разгул политических технологий. Люди ожидают манипулирования собой - есть большое поле, готовое подвергнуться эксперименту». Словом, пообещав провести своего кота в депутаты, политтехнолог Ефим Островский не так уж и преувеличивал.

расстановка сил

Большинство специалистов предсказывало победу КПРФ. Если судить по голым цифрам, так и произошло. Однако победителями все чаще называют «Единство» и СПС. Анатолий Чубайс после выборов заявил: «Мы одержали убедительную победу», а его советник Леонид Гозман радостно отметил, что народ стал в большей степени исповедовать либеральные ценности.

«...Ничего подобного, - возражает Игорь Задорин. - И за коммунистов в сумме (если считать и радикальные коммунистические партии) сегодня голосовало столько же людей, сколько и на прошлых выборах (примерно 27%), и правые либералы практически не увеличили свой электорат. Просуммируйте голоса, отданные в 95-м году за все либерально-ориентированные партии (включая «Яблоко»), и вы увидите, что и тогда они в сумме набрали примерно те же 14%. Просто будучи разрозненными, в 1995 году правые растянули 7% «своих» голосов на несколько партий, которые в итоге не прошли в Думу (в том числе ДВР). Сейчас же они очень грамотно и аккуратно вытащили все, что могли. Тот же результат показала «партия региональной власти» (в 95-м - это НДР плюс «мелочь», в 1999-м - ОВР). Если где и произошли изменения в электоральном раскладе, так это на поле т.н. патриотического электората. Здесь партии, традиционно эксплуатирующие соответствующие лозунги (ЛДПР, КРО, РОС и т.п.), безусловно, потеряли былое доверие избирателей. Конечно, следует еще очень тщательно проанализировать результаты выборов, но в качестве вполне правдоподобной гипотезы можно утверждать, что большинство «патриотического» электората ушло к «Единству», которому, кроме прочего, удалось выполнить плановое задание по консолидации т.н. «болота» - ниши мелких «неполитических» партий. Думаю, что в целом электоральный расклад в обществе за 4 года практически не изменился, просто политики теперь более умно использовали его».

Сходную точку зрения высказывает и руководитель АРПИ: «Все последние выборы отличаются друг от друга только одним - 60% сегодня голосуют за Иванова, а завтра - за Петрова. И определить победителя довольно сложно: идет борьба на трех участках, и они вместе не замыкаются. Среди «болота» победило «Единство», но и ОВР не проиграло, набрав достаточно много голосов, среди левых - КПРФ забила всех, среди правых - победил СПС».

Особую позицию на фоне коллег занимает Александр Ослон: «Политическая картина в самом деле изменилась. При этом результат отражает подспудное массовое стремление к стабильности. Десять лет потрясений привели нас к финалу, когда Дума, если и не станет конструктивной, то, по крайней мере, перестанет быть фактором дестабилизации. И на мой взгляд, на выборах есть победители - это «Единство» и правые, к которым будет еще приток одномандатников. Левые очень стабильны. Проигравшие - ОВР».

Мы говорим партия - подразумеваем Путин

Да и сама кампания была довольно странная. Когда для проведения исследования специалистам АРПИ потребовались программы ведущих партий, они не смогли найти и половины. И, напротив, именно на отсутствии всякой идеологии и взяло «Единство». Как говорит научный директор АРПИ Николай Попов, с технологической точки зрения все было сделано правильно, чтобы «не замутнять чистый образ этой партии как креатуры любимого премьера».

«Успех «Единства», - отмечает Александр Ослон, - объясняется тем, что основную массу населения составляют люди, которые на президентских выборах проголосовали бы за Путина. Плюс к этому некоторая часть выступила за правых, так как сейчас Путин ассоциируется и с ними. Для левых идеология также особой роли не играла. В их случае действует скорее привычка быть верным сторонником, не менять своих убеждений».

Надо сказать, что партии весьма преуспели в стремлении не выделяться, чтобы не отпугнуть электорат. Как показали опросы, проводившиеся уже после выборов, мотивация избирателей, проголосовавших за «Единство» и за ОВР, оказалась одинаковой. В обоих случаях люди верили, что их избранники смогут обновить власть, сместить «прогнившую верхушку». Но проблема не только в отсутствии четко заявленных политических идей и целей.

«У нас нет самих субъектов политической борьбы - нормальных партий, - говорит Андрей Милехин. - Как была одна партия, так и осталась. Обратите внимание, они и называют себя «союз», «блок», «движение»«.

«Вспомним ключевое слово в партстроительстве советского времени - «первичка», - добавляет Николай Попов. - Это и есть тот «приводной ремень», с помощью которого человек включается в деятельность партии. Это политинформация, как это ни примитивно, она начинается с того, чтобы прочесть вслух газету и обсудить ее».

О необходимости создания новой системы идеологических взглядов, способной объединить российское общество, говорилось уже много. Однако не следует забывать, что политически активные граждане - это не все население. Как правило, такая группа составляет не более трети всей численности жителей в большинстве стран мира. По мнению г-на Ослона, «никакая идеология не может быть достаточно значимым фактором при совершении массовых электоральных поступков. В таких случаях только предполагается, что людьми двигал некий мотив. На самом деле, он придумывается «задним числом» для объяснения поступка как себе, так и окружающим».